Сегодня Понедельник, 25 октября

Чтоб тебе жить в эпоху перемен

Смутное время. Если обратиться к истории, так в России называли период с начала XVII века, когда в стране царило безвластие, беспорядок. Это время войн, восстаний, тре-воги и безверия. Одним словом, смута.

Так же можно охарактеризовать и последнее десятилетие двадцатого века, которое вместило в себя столько событий, что не под силу порой и целой эпохе. За эти десять лет мы пережили очень многое. Когда-то мы жили в Союзе, теперь – в России. Страна наша уменьшилась на 14 республик и в каждой своей президент. Все эти десять лет нам пыта-лись доказать, что будем жить лучше. Мы выбирали: президентов, парламент, который разгоняли, и мы опять выбирали. Нам говорили, что ваучеры это здорово, что приватиза-ция это благо. И так внушили, что не заметили, как нас всех «приватизировали» вместе с государством. Иначе как объяснить ситуацию, когда государство стало должником у того же РАО ЕС, которому в свое время помогла «приватизировать» всю энергетическую си-стему России. Именно в это время началась война в Чечне, которая продолжается до сих пор, несмотря на заверения некоторых военачальников о скором ее завершении.

Первые пять лет мы все куда-то спешили, как будто боялись, что что-то не успеем свершить. Многих захлестнул юношеский максимализм. Где-то в середине 90-х замедли-ли свой бег и оглянулись назад. И что же? Вышло как в той поговорке: хотели как лучше, получилось как всегда.

Сегодня наше государство предпринимает первые попытки что-то в нашей жизни изменить. Но слишком много времени уйдет на это и слишком много потеряно и утраче-но.

Газетные подшивки «Ленинца» последнего десятилетия свидетельствуют о том, что все те изменения, которые происходили в стране, не могли не затронуть и нас, они нашли отражение и на страницах газеты.

1990 год – это пятый год перестройки. Тогда еще КПСС была правящей, шла под-готовка к 28 съезду партии, и народ верил в ее обновление. Появилась возможность вы-сказывать свое мнение, критиковать вышестоящие органы. И это считалось большим до-стижением, потому что многие годы критика в адрес вышестоящих органов, особенно партийных, не звучала. А если и была, то очень и очень робкая. На одном из пленумов райкома партии Андрей Оттович Ессе, председатель колхоза «40 лет Октября» дал оценку сложившейся ситуации в совхозе «Борисовский». Речь шла об арендном подряде, сторон-ником которого он был. Вскоре появилось открытое письмо за подписью Н. А. Гуськова, секретаря парткома этого хозяйства, а в ответ статья А. О. Ессе. Это была первая открытая партийная полемика после многолетнего молчания, попытка уйти от единомыслия, выска-зать свое видение проблемы арендного подряда, который, по его мнению, долен был при-близить труженика села к средствам производства и результатам своего труда. Время рас-ставило все по своим местам и доказало правоту А. О. Ессе. Сегодня его хозяйство, теперь уже акционерное общество, работает с прибылью.

В течение первых пяти лет перестройки в трудовых коллективах предприятий прошла волна «бунта», в результате чего на некоторых предприятиях сменились руково-дители. Однако все осталось по-прежнему. И экономическая ситуация в районе продол-жала ухудшаться.

В эти годы новое звучание приобрели слова «перестройка», «гласность», демокра-тия». На страницах «Дискуссионного вестника «Ленинца» появляются публицистические статьи, статьи – рассуждения, авторами которых были В. Е. Гулак («Плоды холодных размышлений»), Н. А. Пушило («Полосатый шлагбаум»), Ю. Керш («Время рассудит, кто есть кто»), Д. Ильин («Винтики и отвертки») и др. На страницы газеты выплескивалось все накопившееся за долгие годы молчание.

Но в то же время «популярными» стали и слова «дефицит», «талоны». Чуть позже к ним добавилась «безработица». С прилавков магазинов исчезло буквально все. А если что-то и проявлялось, то выстраивались огромные очереди. Дефицитом стала даже водка. Ее распределением занимался исполком райсовета, который своим решением обязывал продавать ее не более 0,5 литра из расчета на одного взрослого человека.

В это время уже вырисовывались первые признаки неблагополучия в нашем госу-дарстве. И все же вера у людей еще была, хотя и пошатнулась. Об этом свидетельствуют итоги референдума в 1993 году. 52 процент шербакульцев выражали свое доверие прези-денту и столько же не одобряли политику, проводимую правительством и президентом. Как писала газета, «Референдум в нашем районе, как в зеркале, отразил мнение, настрое-ние всех граждан России».

Жить становилось все трудней и трудней. 1994-1996 годы – это пик социального взрыва среди интеллигенции. Начались митинги, собрания. Весь гнев педагоги и учителя обрушили на местную власть.

Мне кажется, что именно в середине 90-х наша страна находилась на грани краха: что-то должно было измениться. Только в какую сторону: лучшую или худшую? Ситуа-ция была накалена до предела. С карты района один за другим начинают исчезать пред-приятия. О том, что за все надо платить, нам стали говорить энергетики не сегодня, а го-раздо раньше. В 1994 году долг ПОКХ перед РЭС составил 300 млн. рублей, бюджетная сфера была должна 1,5 млрд., но, как писала газета, «несмотря на долги, лампочки про-должают гореть». К сожалению, сегодня они уже не горят. А заголовки газетных материа-лов свидетельствуют о той ситуации, которая сложилась в районе: «От холодного лета к неизвестной зиме» (о том, как готовится ПОКХ к зимнему периоду), «Если бы я знал, что меня ждет…» (интервью с Г. Житенко), «Одних облагодетельствовали…» (о проблемах приватизации), «Подайте больнице на пропитание», «Леня Голубков – агент ЦРУ», «Кол-хозный бунт» (о ситуации в колхозе «Труд Ленина») и т. д. Результаты этого кризиса мы ощущаем по сей день.

В это время происходит и становление нового уклада в экономике. Начался поиск путей, который не всегда был удачен.

Многие наши читатели, наверное, помнят статьи Н. Д. Лыхенко, директора АФ «Екатеринославская». Это были смелые выступления. И все они – о судьбе сельского хо-зяйства. В них он разъяснял сложившуюся ситуацию, давал свою оценку происходящему, помогал избирателю определиться с выбором. В марте 1991 года он был приглашен к пре-зиденту на совещание по сельскому хозяйству. На которое возлагал большие надежды, веря в то, что после него отношение к селу у правительства должно измениться. Однако уже первые минуты этой встречи разочаровали его. «И горько стало мне и обидно за нашу низкую культуру. Способную только на идолопоклонство, обидно за президента, которого убаюкивают сельские капитаны-краснобаи. Но были, конечно, и хорошие выступления… Но и эти, и другие хорошие выступления замыкались главным образом на реформе эко-номических отношений в сфере сельскохозяйственного производства, и почти не было голосов о необходимости рассмотрения с. х. проблемы в комплексе». Николай Дмитрие-вич не мог не рассказать об этом своим землякам, а для себя решил, что в следующий раз, если пригласят, поедет в случае гарантии предоставления слова. Так появилась статья «Послушайте… (1991 год). Вот только прислушаются ли? Своими мыслями с читателями о ситуации в стране, своем хозяйстве он делится в статье «Не пройти бы мимо миллиона». (1991). Потом была его статья «Мы живем в аномальной зоне» под рубрикой «Авторитет-ное мнение» накануне выборов президента в 1996 году. В ней он, несмотря на все ошибки и просчеты, говорит о необходимости продолжать реформы и категорически против воз-врата к старому.

Последние десятилетия нас многому научили. Появилась многоукладность эконо-мики, а с ней и новые люди: предприниматели, фермеры-землевладельцы, которые сего-дня заявляют о себе и у которых можно кое-чему научиться. Появилось понятие частной собственности. Мы перестали жить «как все». Мы стали другими. Мы поняли, что надо надеяться только на себя и многие по большому счету перестают быть иждивенцами у государства. Как будет страна развиваться дальше? Загадывать, думаю, не стоит. Но, как говорят, надежда всегда умирает последней. Тот факт, что к старому мы уже навернемся, не требует доказательств. Впереди нас ждет рыночная экономика. Как бы мы ни упира-лись, ни возмущались, ни протестовали на митингах, на страницах газеты, но другого пу-ти не дано.

Конечно, жить очень тяжело, особенно людям старшего поколения, вся жизнь ко-торых прошла при социализме. Раньше, когда мы хотели пожелать что-то нехорошее дру-гому, говорили: «Чтоб тебе жить на одну зарплату». У китайцев во времена реформ стала актуальной другая поговорка: «Чтоб тебе жить в эпоху перемен».

Эта статья была написана 10 лет назад…Думайте сами…

Лариса Логинова